Дружба в трейдинге

Существует ли дружба между трейдерами? Хороший вопрос, на который так сразу и не ответишь. Вот если спросить, бывает ли дружба между пожарными или полицейскими, любой пожмёт плечами: конечно. Да все фильмы и сериалы про героические профессии на этом строятся. Если вы смотрите сериал про полицейских — держу пари, что это сериал про напарников (полагаю, выиграю в 9 случаях из 10). Сначала эти бравые ребята могут друг друга невзлюбить, даже набить друг другу физиономии, но в итоге будут работать плечом к плечу. Пожарные будут вытаскивать друг друга из огня. Военные — закрывать друга собой. Супергерои — дружно шинковать в капусту суперзлодеев и спасать мир. Ключевое слово — дружно! 

Это здорово, когда есть друг, с которым можно спасти мир… Ну или хотя бы запинать Тёмного Властелина в очень тёмной подворотне. 

Вы скажете, что в жизни так бывает не всегда. Это правда. Но сюжеты литературы и кинематографа отражают представления человечества о том, как устроена жизнь (или как она должна быть устроена). А теперь скажите, часто ли вы встречали мушкетёрские сюжеты в фильмах о трейдерах? 

Дружат врачи, дружат пилоты, дружат стартаперы. Даже о друзьях-юристах сняли сериал — «Форс-мажоры» («Костюмы»). Даже о юристах! Хотя эти ребята куда чаще грызут друг другу глотки, чем подставляют плечо. Но и их не обидели. 

А может, трейдеры и не должны дружить?

 

Мир одиноких волков

Мир одиноких волков

В массовом представлении трейдер — это волк-одиночка. Гордый, независимый, выходящий на бой с рынком один на один. Он одиноко стоит у окна своего офиса или студии, изучая с высоты панораму большого города. Он грустно сидит за барной стойкой, глядя на пустеющий бокал с виски. И даже в шуме торгового зала или в трейдерском опенспейсе с сотнями мониторов каждый сам по себе… 

В таких представлениях есть определённый резон. Вот аргументы: 

  • Трейдинг — это зона личной ответственности. Колхоз тут не прокатит. Сам косячишь — сам отвечаешь.
  • Рынок — это перекладывание денег из карманов лузеров в карманы победителей. Получается, что на бирже трейдер играет против других трейдеров. Все соперники, все конкуренты. 

Возможно, и вы считаете, что люди нашей профессии обречены на вечное соперничество? 

Когда-то я тоже так думал. Но однажды судьба дала мне шанс изменить это мнение. Я встретился со Стивом и Крис — они оттащили меня от края пропасти и стали верными друзьями, без которых моя жизнь была бы совсем иной. Скорее всего, в этой жизни не было бы трейдинга. 

А началось всё с драки в баре, где я разбил Стиву нос, а он подарил мне сразу два фингала. 

Хотя нет, не так. Началось всё с глубокой жо…

 

На краю пропасти

На краю пропасти

В 2007 году я принял одно из ключевых решений в своей жизни — распрощался с песочницей Forex и начал заниматься трейдингом по-взрослому: на Чикагской товарной бирже, CME. На тот момент за спиной уже был солидный опыт ошибок и достижений, провалов и побед. Я научился падать и подниматься. Я чувствовал себя крутым перцем и тёртым калачом. Мне было море по колено! Я начинал новую жизнь. 

«Форекс» стал для меня неплохой школой трейдинга — я заработал почти $300 000 и чувствовал, что способен на большее. (В то время ещё не было фьючерсных микро-контрактов, поэтому начинающие трейдеры набивали шишки именно на «Форексе». Сейчас можно сразу идти на CME даже с тысячей долларов.) Изучив информацию о фьючерсной торговле и Чикагской бирже, я решил, что буду зарабатывать свой первый миллион именно здесь. Ведь торговля фьючерсами — это шанс заработать быстро и много. Гораздо быстрее, чем на фондовой бирже. 

Кредитное плечо, которое встроено во фьючерсный трейдинг, — мощный инструмент. Оно увеличивает ваши возможности в десятки, а иногда и в сотни раз. Вкладывая сравнительно небольшой объём личных средств, вы распоряжаетесь гораздо более крупной суммой. Условно говоря, вкладывая сто долларов, торгуете на тысячу. И если правильно определили направление трендов, то забираете прибыль с тысячи. 

Но кредитное плечо коварно и может подвести неосторожного трейдера. Фьючерсный рынок жёстко наказывает за самоуверенность, азарт и потерю самоконтроля. Я всё это знал. Но всё равно оказался на краю пропасти. 

Как это могло со мной произойти? Ведь на тот момент у меня уже был четырёхлетний опыт трейдинга и понимание важности риск-менеджмента. Я знал, чем оборачиваются ошибки, сделанные на фоне азарта и эйфории. Я пришёл на CME не для того, чтобы сливать деньги по глупости. У меня был план, была стратегия.

…Первый депозит на $20 000 я слил за несколько часов. Самоуверенность и азарт, который охватывает с началом нового дела, затмили мне глаза. Я словно вышел из небольшой бухты в открытое море — и открывшийся простор меня опьянил! Впереди уже, казалось, виднелись новые страны с копями царя Соломона, таинственные земли с золотыми россыпями Эльдорадо… Меня охватила эйфория. Я не заметил коварных подводных течений, влекущих мой корабль на острые рифы. 

Впоследствии я узнал, что это довольно распространенная психологическая засада, связанная с «переменой мест». Человек испытывает сильнейший стресс от перехода на новый уровень, от кардинальных перемен в жизни, даже если не отдаёт себе в этом отчёта. Казалось бы, ты хорошо подготовился к переезду в другую страну, вступлению в брак, смене работы, повышению в должности, открытию бизнеса… Но тебя всё равно встряхивает, накрывает разнообразными эмоциями — от ужаса до эйфории, ты допускаешь ошибки. 

Я забыл о своих торговых принципах, начал торговать в высоким риском, а когда заметил, что мой корабль с дикой скоростью несётся на скалы — потерял контроль. 

…Это было фиаско, которое нанесло жесточайший удар по моему самолюбию. Как так-то?! Я опытный профи, я научился в песочнице Forex строить офигенные куличики, я знаю, как правильно махать совочком! На меня накатила всепоглощающая обида, охватило чувство вселенской несправедливости и начал пробуждаться гнев… Яростно размахивая совочком, я бросился на рынок. 

Глупо, грустно и… смешно. Рынок перемалывал и не таких. Недаром гениальный трейдер Джесси Ливермор предупреждал своих сыновей об опасности борьбы с рынком. Неумение признать свои ошибки, желание отомстить, отыграться — самое безумное, что может сделать трейдер. 

Я это сделал. За пару недель я слил пять депозитов на $280 000 — то есть практически всё, что заработал за четыре года на «Форексе». Подробности этой истории я уже описывал в автобиографии, с которой вы можете ознакомиться на сайте (если ещё этого не сделали). У меня осталось не так уж много, но на бутылку виски вполне хватало. 

И я отправился в бар.

 

Знакомство с «мистером умником»

Знакомство с «мистером умником»

Все люди, собравшиеся пропустить вечером по стаканчику, казались мне успешными счастливчиками. Беззаботными, довольными и мерзкими. Рядом веселилась небольшая компания. Судя по доносившимся до меня обрывкам фраз, это были мои коллеги — биржевые акулы. Только не беззубые, а зубастые. Они что-то праздновали. В том, что мы оказались одновременно на одной территории, не было ничего удивительного. Этот бар был популярен у трейдеров, поэтому каждый второй тут был «быком» или «медведем». Один я, похоже, был «дятлом». 

— Суки.., — кажется, я произнёс это вслух.

Мрачно заливая в себя текилу, я думал о том, как сурово обошлась со мной жизнь. Как мне не повезло. Как ополчились на меня графики на мониторах и тренды на графиках. Как всё это нечестно. Как несправедлива вселенная. В общем, я уверенно загонял себя в болото психологии неудачника. Находил всё новые и новые причины своего провала, при это наращивая за спиной белые крылья. С каждым глотком алкоголя у меня росла уверенность в том, что я всё делал правильно, просто хорошим людям не везёт. 

— Хорошим людям не везёт, — пробормотал я. 

И тут сбоку донеслось насмешливое: 

— А ты весь такой хороший, да ещё и умный, наверное? 

Я обернулся и увидел самое гадкое лицо, которое когда-либо мне встречалось. Этот гад, сидевший неподалёку за стойкой, олицетворял всё, что я в тот момент так ненавидел. Деньги. Победу. Успех. Удачу. 

— Знаешь, все мы делаем ошибки, — тем временем продолжал незнакомец, не подозревая, что всерьёз напрашивается на мой хук. — Главное, вовремя понять, кто виноват в этих ошибках. 

— И кто же? 

— Ты. 

Мои подозрения оправдались. Этот парень однозначно напрашивался на хороший удар в челюсть, который выбьет из него всю спесь. Я махнул бармену, требуя ещё текилы. Вечер становился интереснее. 

— Базар фильтруешь? — уточнил я. 

— Абсолютно. Готов даже поспорить с тобой на сто баксов, что знаю, в чём причина твоего невезения, хороший ты человек. 

Порывшись в кармане, я достал сотку и шмякнул на стойку. 

— Ну? 

— Ты решил, что мир должен тебе по факту того, что ты осчастливил его своим рождением. Сидишь сейчас и хнычешь, что тебе не додали везения. Другим дали, а тебе нет. А сам ты, конечно, не виноват, что залез в задницу. Винишь обстоятельства, судьбу, всех вокруг, кроме самого себя. Вот в этом твоя проблема. 

Он протянул руку за купюрой. 

— Хорошая новость в том, что ты всё можешь изменить. 

— Ты что, психолог, мистер умник? Решил устроить мне сеанс психотерапии, везучая сволочь? 

— Нет, трейдер. Но и психолог немножко, наверное. В трейдинге нельзя без психологии. 

— Трейдер? Я тоже! И вот что тебе скажу: ещё несколько дней назад я был таким же бодрым и крутым, как ты! Но рынок так двинул мне под дых, что вышиб дыхание! 

— Похоже, что и мозги тоже вышиб. 

— А ты думаешь, застрахован от потерь?! 

— Ты не похож на зелёного новичка, а значит, должен знать, что от потерь в нашем деле не застрахован никто. Вопрос в том, когда ты раскроешь парашют и остановишь падение. Хотя некоторые умудряются не только упасть на дно, но и дальше копать себе яму. Чтобы зарыться поглубже. 

Умник говорил такие правильные вещи, что желание вмазать ему нарастало с каждой минутой. 

— Хочешь сказать, я сам себя зарыл?! 

—  Ну а кто же ещё? Я на сто процентов уверен, что из-за жадности, или гнева, или азарта, или из-за всего вместе ты забыл, что трейдинг — это бизнес, а бизнес надо делать с холодной головой. Ты дал волю эмоциям. Ты превратился в игрока казино… 

Получай!.. Рука сама собой распрямилась, как пережатая пружина, и кулак полетел в прямо челюсть умнику. Как я хотел выбить из него все зубы и все правильные слова! 

Он уклонился, и костяшки пальцев больно впечатались в деревянную стойку. 

— Аааааа! Ну всё, конец тебе, умник! 

Я бросился в бой с налитыми кровью глазами. Вокруг зашумели, оборачиваясь на нашу потасовку. Кто-то засвистел. Кто-то начал звать копов. Вечер у завсегдатаев бара удался!

 

Холодный душ

Холодный душ

Я мутузил Стива, а Стив прочищал мозги мне. Дважды он хорошо попал — у меня сначала посыпались искры из одного глаза, потом из другого. Мои удары чаще приходились в воздух (похоже, я больше выпил), но зато голова случайно угодила в нос противнику, вызвав у него громкий хрюк и сдавленный «Fuck!». Внезапно мы услышали: 

— Хватит! 

Через мгновение я почувствовал, как на меня обрушился поток холодной воды. Бр-р-р! Ледяной душ привёл в чувство. Рядом отряхивался мой противник. Из носа у него шла кровь. А над нами стояла девушка с графином. Красивая такая и решительная. 

Когда мы расползлись в разные стороны, я почувствовал полное опустошение. Драка отрезвила. Прикладывая лёд к заплывающим глазам, я размышлял о том, насколько глупо себя вёл. Зачем я полез с кулаками на незнакомого человека? Ну да, он говорил неприятные вещи. Но разве это повод вести себя, как питекантроп с дубиной? Где моя выдержка? Где мои мозги? Да там же, где и слитые депозиты. Всё это результат потери самоконтроля. Идиот. 

Кое-как разлепив глаза, я взглянул на умника. Он сидел в паре метре от меня, прижимая платок к носу. Мы смотрели друг на друга, смотрели и вдруг расхохотались. 

Потом одновременно встали, шагнули навстречу и протянули друг другу руки. 

— Стив. 

— Майк. 

К нам подошла девушка, которая разняла драку. 

— А я Крис. 

Так началась наша дружба.

 

Разбор полётов

Разбор полётов

Стив и Крис работали вместе — в его инвестиционном мини-фонде. Это их команда устроила корпоративчик в баре, куда я притащился зализывать раны. Это именно их банда счастливчиков выбесила меня так, что я полез в драку. Но когда эмоции улеглись, я понял, что это отличные ребята — совсем не пафосные и вовсе не зазнайки. С ними было легко общаться. 

— В нашем деле важно не зазвездиться, — сказал Стив. — Как только хапнешь «звёздочку» — считай, уже начал путь ко дну. Это вопрос времени. Я знавал одного парня, который проторговал без убытков 90 дней и задрал нос. Стал считать себя самым умным, а остальных — дураками. Однажды прыгнул на ножи и… 

Стив развёл руками. 

Сам Стив имел куда больше поводов для гордости, ведь у него в карьере было 184 положительных торговых дня подряд! Но общался со мной на равных, хотя на тот момент я был, мягко говоря, не в лучшей форме. 

Мы ещё немного поговорили, периодически взрываясь ржачем: забавно выглядели наши разукрашенные физиономии. Я узнал, что Стив родился в штате Северная Каролина и к моменту нашего знакомства торговал уже 9 лет: сначала на Forex и NYSE, а затем и на CME. Он открыл мини-фонд и поднял на ноги группу трейдеров, которые, казалось, были обречены вылететь с рынка. 

— Все мы начинаем учиться ходить, шлёпаясь на задницу, — заметил Стив. — Сам когда-то таким был.

И рассказал о том, что на первый депозит накопил, работая по 12 часов в сутки и отказывая себе практически во всём. Останавливаясь в магазине перед стеллажом с пивом, он протягивал руку… но вспоминал о своей цели и убирал руку в карман. 

— Знаешь, сколько дней мне потребовалось, чтобы слить этот депозит? 

— Три? Два? Один? — предположил я. 

— Да! За день — в ноль! Так что не парься. Как было написано на кольце царя Соломона, «…и это  пройдёт».

Короче, Стив оказался нормальным парнем. 

На следующий день мы снова сидели в баре. Стив предложил: 

— Давай выкладывай, как тебя «обидел рынок». Подумаем вместе, что можно сделать. Уверен, не всё так ужасно, как тебе кажется. 

Я начал рассказывать — о том, как набивал шишки на «Форексе», каким трудом заработал почти $300 000, из которых уже практически ничего не осталось, как сформулировал для себя принципы низкорисковой торговли и риск-менеджмента. Честно выложил и историю своего провала: как возлагал на CME грандиозные надежды, как слил первый депозит, как с каждым разом укрупнял ставки, как в итоге потерял $280 000… Пока я говорил, мне становилось всё яснее: меня погубило желание отомстить рынку. Да, Стив был прав: я забыл о том, что я трейдер. Я превратился в игрока казино, каким был, по сути, четыре года назад, когда только познакомился с «Форексом». 

Стива заинтересовали мои торговые принципы (о них я подробно рассказывал в автобиографии). Если коротко — это торговля в спокойном состоянии, терпение и умение выжидать, тщательный контроль рисков, умение вовремя остановиться. Всё то, что помогло мне заработать на «Форексе». Всё то, что я похерил, бросившись в омут большого трейдинга… Стив слушал очень внимательно. 

— Надо же, а ты, оказывается, реально крут, — с уважением сказал он. — Своим умом дошёл? 

Мне было приятно, что Стив оценил мой подход к трейдингу. Но я был честен с собой и с ним: принципы-то я выработал, вот только применить их на «взрослом» рынке не смог!

— Ну, первый шаг к решению проблемы ты сделал, — рассудил Стив. — Ты уже признал свои ошибки. Не каждый на это способен, поэтому 95% трейдеров и вылетает с рынка навсегда. Думаю, ты сможешь остаться в обойме. 

Казалось бы, такие простые слова — но именно их мне в тот момент и не хватало! Я был раздавлен рынком, но хуже того — я начал уничтожать себя морально. И уже совсем было убедил себя, что после такого позорного провала надо уходить из трейдинга. Но что делать дальше? Пойти мыть полы в «МакДоналдс»?

Ободрение Стива вывело меня из упаднического состояния. Не совсем, конечно, но где-то впереди забрезжила надежда. 

В этот раз, хотя я и выпил совсем немного, настроение реально улучшилось. Стив, кстати, предупредил, что попытки тупо залить проблему алкоголем — не тот путь, который приведёт к выходу. 

— Иногда нужно, конечно, весело покутить, снять стресс. Иногда даже нужно уйти в отрыв, чтобы перезагрузиться. Но не вздумай бухать каждый день. Не убивай мозг — это твой главный инструмент. Он ещё поможет тебе заработать кучу денег… 

Вот так мы начали плотно общаться, обмениваясь мыслями, идеями и наработками. Стив ознакомил меня с крутыми торговыми приёмами, что позволило мне серьёзно повысить профессиональный уровень. Такие советы дорогого стоят: они экономят годы жизни, которые могли бы уйти на пробы и ошибки. А у меня Стив взял ряд торговых принципов, заметив, что мне удалось кратко и структурировано изложить в тезисах то, что размазано по десяткам умных книг

— Тебе надо самому начать писать, — сказал он однажды. — Ты хорошо излагаешь мысли и чётко формулируешь идеи. Если создашь свой сайт и будешь писать статьи для трейдеров, он точно выйдет в топ. 

— Интересная идея, — согласился я. — Но сначала было бы неплохо самому научиться следовать выработанным принципам. Не хватает выдержки, не хватает дисциплины… Не могу держать под контролем эмоции. И, если честно, боюсь снова торговать по-взрослому. При одной мысли о торговле возникает паника. Я даже думаю — а моё ли это? Может, я выбрал не своё дело? Иногда такой депресняк накатывает… Ощущение, что я слил не $280 000, а свою жизнь… Свои надежды… Стоит ли продолжать? 

— Так, — сказал Стив. — Тебе нужна помощь Крис.

 

Девушка, которая вправила мне мозги

Девушка, которая вправила мне мозги

Крис — это, как вы помните, та решительная девушка, которая вылила на нас со Стивом графин ледяной воды. Она тоже оказалась трейдером. Помню, что тогда это меня удивило — как, девушка — и трейдер? Да ну )) Разве так бывает? Трейдинг представлялся мне чисто мужским занятием. Но, как выяснилось, девушки тоже торгуют на бирже. Более того: очень успешно торгуют! 

Стив рассказал, что у Крис гораздо реже случаются ошибки, которые время от времени допускают все трейдеры, поддавшись эмоциям. Это меня уже по-настоящему поразило. Как это, ведь женщины же более эмоциональны? 

— Более эмоциональны, но более осторожны и дисциплинированы, — засмеялась Крис, когда я в лоб её об этом спросил. — У мужчин куда выше склонность к неоправданному риску, они более азартны и авантюрны. Тестостерон порой играет с сильным полом злую шутку, не давая признать поражение и заставляя биться лбом о запертые ворота. Гордыня и упрямство — вот что часто губит мужчин-трейдеров. 

— Это точно, — вздохнул Стив. — У меня до сих пор проблемы с дисциплиной. Бывают срывы. 

— У тебя? — поразился я. 

Стив кивнул. 

— Но я над этим работаю. 

Теперь я понял, почему Стив так заинтересовался моими торговыми принципами. У него было своё слабое место, и он неустанно укреплял потенциальную «зону прорыва». А Крис ему в этом помогала. 

Общение с Крис оказалось очень полезным. Стив отрекомендовал её как отличного психолога, и это оказалось правдой. Крис «вправляла мозги» всей команде его мини-фонда. Благодаря ей и я понял, как важна психология для человека, решившего стать трейдером-победителем. И не раз потом вспоминал, как в момент нашего знакомства Стив сказал, что каждый трейдер должен быть немного психологом. Это он тоже почерпнул у Крис. 

Я не стану пересказывать все наши разговоры с Крис, поскольку на это не хватит целой книги. Достаточно сказать, что в значительной мере её мысли, идеи и наработки отражены в статьях, которые вы читали и ещё прочитаете на этом сайте. 

Когда мы начали общаться, я был в состоянии «комы». Рынок отправил меня в нокаут и забрал не только деньги, но и нечто куда более ценное — уверенность в своих силах и понимание своего места в мире. Да, у меня были достижения, какой-никакой опыт в трейдинге, но и проблем было тьма. Как в жизни, так и в торговле. Справился ли бы я с ними самостоятельно? Не знаю. Но точно могу сказать, что выплывал бы я гораздо дольше. Беседы с Крис сыграли огромную роль в моём возвращении в ряды биржевых «волков». 

Беря пример с Крис, я стал серьёзно работать над самоконтролем. Тут её советы оказались очень кстати. Я завёл дневник трейдера, куда стал записывать не только результаты сделок, но и свои эмоции в процессе торговли. Мне стало ясно, что для успеха на бирже, особенно при торговле фьючерсами, нужно научиться держать эмоции в узде

— Только не перегни палку, — советовала Крис. — Торгуя, нужно контролировать свои порывы, не давая воли ни эйфории, ни гневу. А когда заканчиваешь торговлю — нужно выпускать всё это из себя. Нельзя накапливать психологический груз. Нужно грамотно от него освобождаться. Ведь любой груз тянет на дно… 

В тот момент мой груз был многотонным. На ногах были гири, которые не давали всплыть, несмотря на вялые попытки побултыхаться. И тогда Крис разрубила гордиев узел одним махом. (Я же говорю — решительная девушка.) Вот как это случилось.

 

Дебош, погром и… неожиданный прорыв

Дебош, погром и… неожиданный прорыв

С момента моего провала прошло полгода. За это время я собрал себя из осколков и начал готовиться к новому боевому заходу на CME. Стив и Крис меня здорово поддерживали. Я продумывал стратегию, понемногу прощупывал почву, аккуратно работал с небольшими остатками средств, постепенно увеличивая депозит. Но восстановить капитал было проще, чем самооценку. Я боялся рынка, боялся снова уйти в крутой штопор. Боялся расправить крылья. Сильно давили воспоминания о неудаче. Я продолжал чувствовать себя лузером. 

…И вот как-то раз я проснулся в своём офисе, под столом. (Тогда я снимал небольшой офис, куда стал постоянно приглашать Стива и Крис.) Проснулся, стукнулся головой о столешницу, выполз… О мама миа! Кто раздолбал мой монитор?! Кто швырнул в стену беднягу?!

Кабинет интеллектуального работника (мы же, трейдеры, именно такие) хранил следы основательного дебоша. И монитор стал не единственной его жертвой. На полу валялись осколки стеклянного бокала. Они живописно сочетались с крошевом от чипсов, которые тоже кто-то высыпал на пол, да ещё и основательно по ним потоптался. Этот кто-то уронил ещё и полпиццы, причём по закону бутерброда: начинкой вниз. А может, не уронил, а шмякнул со всей дури… И стул перевернул, зараза. И мой телефон загнал пинком под стеллаж.

По углам раскатились пустые бутылки из-под виски: одна, вторая… Кто их выжрал до дна? У меня начали закрадываться смутные подозрения.

К счастью, остальные семь мониторов были целы.

Я обвёл взглядом помещение и понял, что здесь не один. На балконе спокойно сидела Крис и читала какую-то книгу. Да-да, спокойно! Как будто ничего не произошло. 

— Крис?.. 

— Привет! Ты уже проснулся? — на лице её сияла улыбка. 

— А ты что… Тут тоже ночевала? 

— Ну да. 

— А у нас… 

— Ничего не было. Ты под столом, я на диванчике. 

— И сколько я… 

— Две бутылки виски. 

Дверь распахнулась, и вошёл Стив. Он тащил монитор. 

«Что тут вчера было?» — я очень хотел задать этот вопрос, но боялся ответа. 

Стив, молча улыбаясь, заменил монитор. 

Я наконец начал припоминать, что вечером мы работали вместе с Крис. Бок о бок у мониторов. Мы так работали уже неделю. Для меня это было непростое решение — посадить кого-то рядом и торговать, опираясь на чьи-то советы. Можно сказать, «за руку». Мы отрабатывали принципы, помогающие удерживать контроль над ситуацией. Крис сдерживала мои нервные порывы. Помню, она постоянно приговаривала: «Не дёргайся, не дёргайся… Да не хватай ты эти гроши, дай прибыли подрасти!» Но мы же не бухали за работой… А вчера у меня под рукой почему-то оказались два бутыля с вискарём. Странно.

И что всё-таки произошло с моим монитором? Я боялся вспоминать. Словно какой-то блок поставил в памяти. Начало закрадываться подозрение, что ночью я слил остатки своего капитала… Да, это логично. Продулся в пух и прах, ну и завершил свой трейдерский путь зрелищной эскападой. Себя убить об стену духу не хватило, вот в неё и полетел несчастный монитор. 

Чего они лыбятся, вот чего не пойму? 

…Надо всё-таки вспомнить, что же вчера было. Итак, я смотрел на графики, анализировал состояние рынка и заранее намечал точки входа – записывал, когда буду входить. А затем пытался следовать плану, вот только выходило не очень. Азарт подстёгивал, рука тянулась сделать ставку. Но если я входил в сделку раньше, чем должен был по плану, рядом раздавалось: «Твою мать!»

Это Крис резко одёргивала меня, словно отвешивая подзатыльник нерадивому школяру. Я виновато вжимал голову в плечи, но всё равно косячил. И со своевременным выходом из сделок тоже были проблемы. Тогда Крис протягивала руку к мышке и закрывала сделку за меня. А если выходил раньше, чем надо, тоже огребал по самое не могу.

— Оставь рынок в покое! Хватит дёргаться, как на электрическом стуле! Убери руки! Руки убери, я сказала!

Естественно, я изнервничался. Чувство вины за косяки смешивалось с нарастающим раздражением. Крис начинала меня бесить. Впоследствии, анализируя наши уроки, я понял, что подсознательно сопротивлялся, саботируя её советы. Меня выбешивал и сам факт того, что кто-то распоряжается моими деньгами, и то, что этот кто-то — девушка…

Девушка! Как так — меня, мужика, учит торговать женщина? Ну что за бред? Я уже говорил, как удивился, когда узнал, что среди успешных трейдеров есть и представительницы прекрасного пола. Причём не какие-нибудь «мымры», а очень даже симпатичные. Но даже после того, как я убедился, что Крис действительно круто торгует, моё тестостероновое подсознание сопротивлялось самой идее «бабских советов».

— Ты считаешь меня дурой? — однажды прямо спросила Крис.

— Нет, ты что! Я понимаю, что ты классный трейдер… Но…

— Что «но»? Ты у нас, часом, не сексист?

— Понимаешь, это мои деньги! Мои! Я никогда никого не подпускал к своим деньгам…

—  Понятно, —  вздохнула Крис. — «Моя машинка, сам рулить буду!»

— Ну да, как-то так…

Пожалуй, это всё-таки было главное. Думаю, если бы со мной «за руку» торговал Стив, я так же сопротивлялся бы его контролю (ну, может, без навязчивых мыслей «я ж мужик»). Меня страшила сама идея выпустить руль из рук, даже в целях обучения, даже передав его опытному инструктору. А в основе — страх потерять свои деньги. Та самая боязнь убытков, которая губит трейдеров. Если же копнуть ещё глубже — увидим банальную жадность. Эх, все беды от неё! Проще надо относиться к деньгам, проще. Не надо бояться немного потерять, надо просто научиться много зарабатывать.

Тогда эти истины ещё не пропечатались в моём мозгу, и поэтому я тупил и косячил, получая от Крис словесные «затрещины». И, наконец, не выдержал.

— Отвали! — хамски потребовал я, отпуская тормоза. — Дай покажу, как я работаю. Ты учишь меня тому, что я и так знаю. Нечего сидеть надо мной, как курица над цыплёнком. Я сам…

— Ну давай, — согласилась Крис. — Покажи высший пилотаж.

…Потирая ноющую после вчерашнего голову, я со стыдом припоминал последующие три часа. Ё-моё! Я упорно и планомерно нарушал и те правила, которые сам выработал, и принципы, которые Крис неделю вбивала в мою башку. В итоге за три часа я «талантливо» слил весь заработок, который в тот день получил с помощью Крис.

Вот тогда в стену и полетел монитор!

Меня основательно снесло с катушек. Голову заволокло туманом, да что там — мрачнейшим смогом.

— А долбись оно всё конём! — психовал я. — В задницу этот трейдинг, это развод для лохов! Пойду в офис! На кассу! Доставщиком пиццы! Всё, больше я на рынок ни ногой!

Крис спокойно смотрела на меня, потом подошла к мини-бару и вытащила бутылку виски, которая мирно ждала дружеской вечеринки. И протянула мне стакан.

— Держи успокоительное. Расслабься. Желание уйти с рынка всегда приходит за шаг до победы.

— Хватит с меня твоих советов! — я со всего маху грохнул бокал об пол.

Раздался жалобный звон стекла. Я отобрал у Крис бутылку и начал пить из горла.

Потом было ещё несколько коротких сделок, потом… Потом… Дальше всё было в тумане. Тёмные провалы. Какие-то проблески воспоминаний. Кажется, в итоге я отшвырнул стул с воплем:

— Да иди ты на хрен, рынок! Я пошёл спать!

Но, по всей видимости, далеко не ушёл, а свалился под стол. Красавец, короче.

…Вот, собственно, и вся история. Вспомнив события предыдущего вечера, я поднял стул и в самом мрачном расположении духа сел за мониторы, чудом избежавшие печальной участи своего собрата. Вздохнул и посмотрел судьбе в глаза.

На счету было +$143,000. 

— Реально?! 

Оказывается, вчера я так и не закрыл с десяток небольших сделок по разным активам. Одна из них и принесла мне эту прибыль.

А Крис не стала закрывать мои сделки, дав прибыли подрасти (недополученная прибыль из-за страха потерь — бич трейдеров). Она лишь написала Стиву sms: «Майк отдыхает. Принеси ему новый монитор».

Стив всё понял. У него в жизни тоже были похожие моменты.

Я не всё помню о том весёлом вечере )) но утро я запомнил навсегда. С этого дня начался новый этап в моей карьере трейдера. Я обрёл крылья.

 

За шаг до победы

За шаг до победы

Крис пять лет просидела со мной во время торговли. Её принципы трейдинга органично дополнили мой подход и помогли выработать индивидуальный стиль низкорисковой торговли. Этими принципами я руководствуюсь и сейчас. 

Благодаря Крис я лучше разобрался в себе. Мы прорабатывали психологические блоки, давали бой въевшимся в подкорку стереотипам, уничтожали страхи. Одним из них был, например, страх больших денег

— Ты пришёл на CME, чтобы сделать свой первый миллион, — как-то сказала Крис. — А ты готов его получить? 

Вот так вопрос! Я чуть было не ляпнул: «Конечно, дайте два», но призадумался. А ведь и правда, разве я готов был работать с крупными суммами, когда пришёл из песочницы «Форекса» на поле, где перекидывают мяч серьёзные игроки? Не в этом ли была одна из причин моих неудач? Начав копаться в себе, я понял, что переход был слишком резким. На CME мне пришлось работать с суммами, которые мозг просто не воспринимал. Это дезориентировало меня, ослепило и… напугало. Калькулятор в башке задымился. Компьютер пошёл вразнос… Впрочем, не стану углубляться: этот момент я подробно анализировал в своей биографии. Которую бы так и не написал, если бы судьба не преподнесла чудесный подарок: встречу с двумя замечательными людьми, оттянувшими меня от пропасти и подтолкнувшими к трамплину. 

— Я ведь чуть не завязал с трейдингом, — вырвалось у меня, когда мы пили вино на летней террасе в Сорренто, отправившись туда на уикэнд. — И где бы я был сейчас? Явно не здесь. 

— Крис права. Желание уйти с рынка всегда возникает незадолго до победы, — философски заметил Стив, наблюдая за парусом на горизонте. — Ты проиграл не тогда, когда провёл убыточную сделку, а в том случае, если бы эта сделка стала для тебя последней.

 

Так дружат ли трейдеры?

Так дружат ли трейдеры?

Лично у меня есть ответ на этот вопрос. «Но как же конкуренция?» — спросит скептик. Да нет у нас никакой конкуренции. Рынок большой, денег на всех хватит. 

Это правда, конечно, что фьючерсный рынок — непрерывное перемещение денег из одних трейдерских карманов в другие. Но вы не соперничаете с трейдерами напрямую. Если ваш друг заработал $1000, торгуя фьючерсами на апельсиновый сок, ничто не помешает вам заработать столько же на том же самом активе. Поэтому мы со Стивом и Крис обмениваемся фишками, наблюдениями, советуем друг другу полезные книги, рассказываем о результатах экспериментов и обсуждаем трейдинговые инструменты.

Кстати, учёные, занимающиеся вопросами эволюции, утверждают: сообщества, в которых развиты принципы альтруизма и взаимопомощи, более успешны. И у микроорганизмов, и у высокоорганизованных существ, и в человеческой популяции.

Ну а как же личная ответственность? Ведь сколько раз я говорил в статьях и постах, что трейдер отвечает за свои решения сам, только сам! Правильно, говорил. И ещё раз повторю. Даже опираясь на дружеское плечо, даже торгуя «за руку», вы всё равно отвечаете за свои сделки. Вы можете в любой момент отказаться от входа и выхода. Но если уж решили последовать совету — значит, приняли на себя ответственность за последствия. 

Кстати, за выбор друзей мы тоже отвечаем. Своей судьбой. 

Как понимаете, я не фаталист. Как сказал однажды Пифагор, «судьба слепа, но ты-то зрячий!» Роль случая, конечно, отрицать нельзя — кто торговал на бирже, это знает. Но мы сами выбираем, как реагировать на случайные события. И очень важно не упустить в потоке этих событий хороший шанс. 

Кстати, помните, с чего началась наша свара со Стивом? С моего замечания о невезухе. С тех пор я кардинально изменил своё мнение о том, какую роль играет везение в нашей жизни. 

Теперь я уверен, что успех в трейдинге — это не везение, а результат напряжённой работы. Но мне повезло в том, что я встретил Стива и Крис. 

Это знакомство в корне изменило мою жизнь. Во-первых, я обрёл зримые ориентиры успеха, что резко повысило мотивацию. Недаром говорят, что окружение играет огромную роль: токсичные люди тянут нас с собой вниз, а успешные заставляют тянуться вверх. 

Во-вторых, обмен наработками оказался очень полезен для профессионального роста. Благодаря Стиву и Крис я прокачал дисциплину, да и новые приёмы в торговле сыграли свою роль. 

В-третьих, их поддержка придала мне уверенности в своих силах. 

А главное, я знаю, что если кому-то из нас потребуется помощь, друг обязательно протянет руку и подставит плечо. Если нужно встретиться — бросаем все дела и назначаем встречу. Даже если надо лететь на самолёте. 

Возможно, именно потому, что в трудный период жизни мне довелось встретить Стива и Крис, теперь я стараюсь помогать другим новичкам в трейдинге. Кстати, с недавнего времени ко мне в этом деле присоединился и Стив. Как-то раз Стив заметил, что я какой-то усталый. И, конечно же, поинтересовался, на каких плантациях я перетрудился. Я рассказал о клубе, о потоке вопросов новичков. Признался, что уже подумываю: не слишком ли тяжёлую ношу на себя взвалил? 

— Ну что ты за друг! — воскликнул Стив. — Занят таким интересным делом, а меня не позвал. Поставить бы тебе за это фингал, как в старые добрые времена, да тянуться лень. Перекидывай мне обратную связь, а сам тусуйся в клубе ))

Так что теперь на Telegram-канале клуба MonsterTraders — два человека. Я и Стив. А где же Крис? А с Крис мы через несколько часов встречаемся за ужином, она обещала нам  рассказать о паре новых фишек.

Вот такая простая история. Перечитал и подумал: нет, не снимут о нас сериала! Никаких крутых поворотов сюжета, всё как у обычных людей. Живём, работаем, отдыхаем, помогаем друг другу. Физиономии больше не бьём )) Дружим больше десяти лет. И сейчас я могу с уверенностью сказать: дружба в трейдинге — существует.

 

подписаться на канал Telegram