Если я скажу, что трейдер всегда должен помнить о рисках, вы, скорее всего, воскликнете: «Да в курсе мы, в курсе! А ещё надо мыть руки перед едой и переходить дорогу на зелёный свет. Прописные истины!» И правда, я ведь уже писал о психологии риска, о комфортном уровне риска, о риск-менеджменте… О чём ещё тут можно говорить? Да собственно о том, что такое риск для трейдера. Проблема в том, что трейдеры понимают это слово по-разному. 

Многие считают биржу территорией игрового риска. А на таком фундаменте прочного дома не построишь. 

Однако бытует среди трейдеров (особенно пришедших на биржу из «реального» бизнеса) и другая крайность: они никак не могут смириться с огромной ролью Его Величества Случая. Они привыкли к предпринимательским рискам, а на бирже — своя специфика. 

Получается, риск бывает разным? Именно так. Существует множество подходов и классификаций, согласно которым выделяют несколько десятков видов риска. Но так мощно мы заморачиваться не будем. Ограничимся рассмотрением игрового, предпринимательского и биржевого риска.

 

Игровой риск: как трейдер превращается в примата

 

Игровой подход к риску демонстрируют любители лотерей, посетители залов с игровыми автоматами, клиенты казино и букмекерских контор. Они рассчитывают на волю случая, на благосклонный взгляд фортуны. Можно ли контролировать игровой риск? В некоторой степени — да. Например, можно установить для себя лимит, который вы можете проиграть (так рекомендуют делать туристам в Лас-Вегасе и Монако). Проблемы тут две: 

  • удержаться в рамках лимита часто мешает азарт — спутник игр с фортуной (а в казино ещё и профессионально подстёгивают азарт игроков с помощью психологических фишек);
  • устанавливая для себя такие рамки, вы заранее готовы расстаться с этой суммой (и, скорее всего, расстанетесь). 

В чистейшем, дистиллированном виде игровой подход — это надежда сорвать джекпот. Никаких стратегий, которые позволили бы его получить, не существует. И если трейдер приходит на биржу с мечтой о том, как на него внезапно свалится мешок с деньгами — это игровой подход. Кстати, удержать в руках суперприбыль практически невозможно, это известный психологический феномен. Случайно доставшиеся деньги люди не ценят и легко спускают, в том числе делая новые безумные ставки. 

Но главное в том, что человек, склонный к азартным играм, вообще не способен трезво оценивать риск. Даже бытовой. Учёные из университета Киото объясняют это сниженной активностью в дорсолатеральной префронтальной части коры головного мозга, которая отвечает за планирование, торможение, организацию деятельности, ну и вообще за адекватность (помимо разных когнитивных функций). Этим мозг хомо сапиенса отличается от мозга приматов. Короче: у игроков эта штука работает фигово.

Как проявляется игровой риск в трейдинге? Основные признаки:

  • Вы агрессивно торгуете, рассчитывая на быстрое обогащение.
  • Вы способны заключить сделку на сумму в размере 10% от депозита и более.
  • Вы мечтаете о суперприбыли (джекпоте).
  • Вы считаете, что удвоение ставок может спасти от убытков.
  • Вы азартны.
  • Видя убытки, вы стремитесь отыграться.

Если для вас характерен игровой подход к торговле или вы хотя бы изредка чувствуете позывы к подобному поведению, — это серьёзный повод для работы над собой. Прокачивайте хомосапиенсные скиллы. Не давайте воли обезьяне, которая тянет лапу к вашему депозиту в мечте о связке халявных бананов.

 

Предпринимательский риск: когда никак не можешь смириться с хаосом

 

Трейдеры с игровым подходом быстро перестают быть трейдерами. Но и бизнесмены, привыкшие работать с предпринимательским риском и не желающие переходить на новые рельсы, тоже надолго на бирже не задерживаются. 

А у бизнесменов-то в чём проблема? В том, что классический предпринимательский риск во многом отличается от биржевого. У предпринимателя гораздо меньше риска, связанного со случайными факторами. (В идеале, результаты ведения сферического бизнеса в вакууме вообще полностью прогнозируемы.) В бизнес-планы закладывается случайный риск, но в целом бизнес-модели строятся на причинно-следственных взаимосвязях. 

Предпринимательский риск, конечно, многолик. Есть внутренний (неправильно рассчитали ёмкость рынка, вложились в идиотскую рекламу, работники гонят брак, топ-менеджер сбежал с тремя миллионами и т. д.), есть внешний (Госдума издала новый закон, Штаты ввели санкции, метеорит таки прилетел и угодил прямо в ваш завод и т. д.). Но у предпринимателя для решения этих проблем есть немало инструментов: организационных, маркетинговых, страховых, коммуникативных. 

С этим арсеналом бизнесмен приходит на биржу и… И выясняет, что на цену фьючерсов никак не повлияешь ни маркетингом, ни коммуникацией. Более того: прогнозы и рыночная аналитика работают примерно так же, как гадание на кофейной гуще. Традиционные инструменты работы с предпринимательским риском оказываются бесполезны. Такие правила игры вгоняют предпринимателя в ступор (об этом феномене писал, в частности, автор книги «Зональный трейдинг» Марк Дуглас). 

Разумеется, у бизнесменов, работающих в области производства, сфере услуг или ритейле, случаются и форс-мажоры. Возникают ситуации, на которые нельзя повлиять. Но всё-таки деятельность предпринимателя более прогнозируема, а неблагоприятные ситуации зачастую можно исправить. Например, предложить пошедшему в отказ клиенту скидку, а чиновнику, от которого зависит заключение контракта, — откат. А вот рынку ни скидку, ни взятку не предложишь. Поэтому предприниматели, решившие переквалифицироваться в трейдеров, часто жалуются на потерю чувства контроля и «хаотический» риск биржи.

 

Биржевой риск: между Сциллой и Харибдой

 

Биржевой риск сочетает в себе особенности и игрового, и предпринимательского. Системный биржевой риск (то есть свойственный системе, вытекающий из самой сущности рынка) неуправляем и непрогнозируем. Рынок — это вселенная хаоса, где правит случай. Трейдеры, пытающиеся найти причинно-следственные связи в этом хаосе, торгуют хуже лабораторных крыс (это факт). Будет ли ваша следующая сделка прибыльной или убыточной — «а фиг его знает». 

Но с помощью риск-менеджмента мы способны выстроить работу так, чтобы перекрывать убыточные сделки прибыльными. Трейдер не может управлять системным риском, но вполне может управлять личным. 

У нас свой путь и свои правила. Дамоклова дубина риска незримой тенью нависает над нами в момент совершения каждой сделки. Но в наших силах уменьшить вероятность получения этой дубиной по голове (грамотно выбирая точки входа и выхода, не жадничая, не совершая типичных ошибок «леммингов» и «дятлов»), а главное — снизить последствия ущерба, если дубина всё-таки опустится. Ведь одно дело, если вы потеряете незначительную сумму, а другое — если вас приложит со всего маху. Набитые шишки — это, конечно, опыт, и этот опыт учит нас не ходить под стрелой крана и надевать каску.

* * *

Почему так важно понимать разницу между игровым, предпринимательским и биржевым риском? Потому что часто трейдеры используют слово «риск», не понимая сути биржевого риск-менеджмента. 

Говоришь, например, о риске с человеком, который жалуется на слив очередного депозита. И он уверяет, что пришёл в трейдинг с полным осознанием того, что это рискованное занятие. Но однажды… однажды он получит таки свой ящик шампанского! Разве это не та цель, ради которой стоит рисковать? Вот он и рискует. Страстно и азартно. Даже берёт кредит, рискуя остаться без штанов. И для оправдания этого идиотизма использует слово «риск». Мол, такая уж у нас, крутых парней, профессия! 

Или, скажем, приходит на рынок успешный бизнесмен, а через некоторое время в бешенстве заявляет: «Ненормально высокий риск! Каждая сделка может стать убыточной! Как тут можно заработать?! Злые вы, уйду я от вас…» Этот человек тоже не понял, что такое биржевой риск — отсюда и разочарование. 

Чтобы адаптироваться в трейдинге и стабильно зарабатывать, надо понимать специфику биржевого риска. Но процент вылетающих с рынка наглядно демонстрирует, что понимают её далеко не все. Впрочем, это приговор не окончательный: на рынок можно вернуться. И на этот раз уже рисковать правильно.