Что сделать — броситься в атаку или занять оборону в окопе? Что выгоднее — сосредоточиться на минимизации убытков или на наращивании прибыли? Что лучше — отправиться на поиски новых земель или возделывать своё поле? 

Каждый день жизнь ставит перед нами вопросы такого плана (не обязательно глобальные, куда чаще бытовые или рабочие). И каждый день мы делаем выбор… Стоп. Не совсем так. На самом деле мы чаще всего не задумываемся над тем, какую сторону выбрать. 

Дело в том, что этот выбор сделан нами давным-давно. Возможно, ещё в детстве. Каждый человек действует по одной из двух стратегий: либо танком прёт к победе (так называемая мотивация на успех), либо старается застраховаться от поражения, укрепляя бункер (мотивация на избегание неудач). 

Выбрав свою мотивационную стратегию, в дальнейшем человек делает в её рамках выбор за выбором. Это становится поведенческим шаблоном. Мозг у нас, как известно, тот ещё бездельник: торные дороги не любит, предпочитает прямые рельсы. 

Но не будем фаталистами: глобальный выбор мотивационной стратегии можно скорректировать. Это непросто. Потребуется серьёзная работа над собой. Вопрос только, стоит ли овчинка выделки? 

Давайте попробуем разобраться, какая из двух стратегий более выигрышная.

 

Что лучше — выиграть или не проиграть?

 

Стратегия избегания неудач — защитная. Человеку не нравятся боль и дискомфорт, поэтому желание снизить травмирующие факторы вполне естественно. Жизнь у того, кто старается уменьшить количество дискомфортных ситуаций, обычно спокойна и размеренна. Но и минусы имеются: к этому жизненному пути, как правило, прилагаются пониженный уровень мотивации достижения, невысокая самооценка, трудности с выходом из зоны комфорта, страх перед решительными действиями. 

Стратегия стремления к успеху делает людей более решительными, амбициозными. Они не боятся набивать шишки и легко раздвигают границы зоны комфорта. Для них характерны соревновательность, стремление победить, а ещё лучше — поставить рекорд. Есть ли минусы у мотивации такого типа? Имеются. Среди представителей этой группы больше авантюристов. Многим не хватает предусмотрительности и защитного пессимизма

Какая из этих двух групп более успешна? «Прущие к победе» любят называть лузерами тех, кто избегает неудач. Мол, какие успехи могут быть у человека, который не хочет учиться кататься на велосипеде, потому что боится синяков? (Пример, конечно, утрированный.) В ответ представители противоположного лагеря замечают, что лузерами, скорее, следует назвать велосипедистов-экстремальщиков, которые подкидывают работы травматологам. В общем, да будет срач! 

Если же серьёзно, лузеры и аутсайдеры встречаются и в первой, и во второй группе. И успешные люди — тоже. Другое дело, что каждый из нас понимает под успехом… Так, приверженцы стратегии избегания видят успех в спокойном и последовательном продвижении по карьерной лестнице. Они выбирают статусные профессии, вполне могут дорасти и до крупного начальника, и до профессора. Чем плохо-то? 

По мнению нацеленных на победу — в стеклянном потолке. В том, что не станешь лидером нации. Не заработаешь миллиарды. Не сделаешь четвертной прыжок на льду. Не откроешь Америку, Австралию и Антарктиду. В том, что не войдёшь в историю…

— Или не влипнешь в неё! — парируют избегающие неудач. 

Вот наглядная иллюстрация этих двух подходов. Психологи изучали поведение школьников и студентов (отличников и хорошистов), и вот что выяснилось. Те, что нацелены на избегание ошибок, показывают более стабильные результаты в учёбе. Если есть возможность, они выбирают задания полегче и стараются отвечать на темы, которые хорошо знают. Но зато среди тех, кто нацелен на победу, выше уровень достижений, они чаще участвуют в олимпиадах и конкурсах.

 

А можно сразу две?

 

Разумеется, крайние степени обоих подходов в жизни встречаются нечасто. Избегающие неудач ездят на велосипедах и автомобилях, работают пилотами и капитанами. Нацеленные на победу не суют пальцы в розетку и не прыгают с небоскрёбов (по крайней мере, без парашютов). Каждый использует часть преимуществ противоположной стратегии, иначе или всю жизнь просидит в подвале, или получит премию Дарвина. 

Так, может, вообще всегда применять сразу оба подхода? И стать вдвойне успешнее? Увы, не получится. Векторы этих двух стратегий направлены в противоположные стороны. Проще говоря, несмотря на наличие двух ягодиц, человек не в состоянии долго сидеть на двух стульях.

 

Какая стратегия предпочтительнее для трейдера?

 

Ну а теперь — самое для нас, биржевых «волков», интересное. Что выгоднее? Как уже говорилось, представления об успехе у людей разные. И если проанализировать составляющие трейдерского успеха, получится, что окопная тактика — не для нас. И вот почему: 

  • Трейдинг — это работа в «горячем цеху». Она подразумевает шквальные порывы стрессов, что дискомфортно для психики. Получается, как ни крути, мы должны смириться с ежедневным (ну или по крайней мере регулярным) психологическим дискомфортом.
  • Чтобы заняться трейдингом, нужно выйти из зоны комфорта (даже более того — выйти из системы) и быть готовым к давлению социума.
  • Нацеленность на избегание неудач провоцирует страх перед убытками и, соответственно, ведёт к недополучению прибыли. 

А самое главное — трейдинг невозможен без риска. Впрочем, тут всё не так однозначно, как кажется на первый взгляд.

 

Кто как рискует? Внимание, парадокс

 

Казалось бы, с отношением к риску у двух рассматриваемых групп должно быть всё ясно и понятно. Наверное, нацеленные на успех готовы азартно рисковать, а нацеленные на избегание неудач — наоборот, тихо-тихо сидят в норках? А вот и нет. Жизнь гораздо сложнее, чем кажется. 

Известный психолог Теодор Элерс, специализировавшийся на этой теме, обнаружил такие закономерности: 

  • Лица, у которых преобладает мотивация к успеху, обычно демонстрируют средний или низкий уровень риска. Авантюристы среди них встречаются, но погоды не делают. Иными словами, люди, стремящиеся к победе, не боятся рисковать, но делают это обоснованно. Это именно тот риск, который обеспечивает успех в трейдинге.
  • А вот у тех, кто стремится избегать неудач, отношение к риску противоречивое. Они стараются вообще не рисковать, но при этом склонны к максимальному уровню риска.

Как это объяснить? Возможно, в действие вступает компенсаторный механизм. Сдерживая себя, отказываясь от риска, человек однажды ослабляет вожжи и… И лошадь несёт его телегу вскачь по колдобинам. Не исключено, что проблема в неумении работать с рисками. Нет тренировки и, соответственно, нет  самоконтроля. 

Наблюдения Элерса объясняют, почему так часто трейдеры, боящиеся убытков, делают идиотские ошибки от алчности. Недаром говорят, что в трейдинге страх и жадность идут рука об руку.

Да и в других сферах жизни такое встречается. Мошенники, например, хорошо знают, что легче всего развести на бабло именно скупца. Удивительная картина: человек, который за копейку удавится (а это один из крайних вариантов избегания неудач, выражающийся в боязни разорения), отдаёт свой сундук с сокровищами ушлому жулику в надежде сорвать куш. Но с точки зрения психологии, оказывается, всё закономерно.